?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Владимир Даль

Читаю Даля "Повести, рассказы, очерки, сказки", - того, который "толковый словарь".
Книжка издания 1961 года, старенькая, пожелтевшая, из тех немногих, что сохранились с моего детства - книжка с этажерки, на каждой полочке которой под томиками лежали вышитые салфетки.
Несколько раз пробовала читать и раньше (за всю-то жизнь был случай попробовать), но не могла пробиться дальше 10 страницы. А вот теперь читаю! С удовольствием.
Видно, время пришло. Видно, вступила в нужный возраст.

Часто спотыкаюсь: то об "отборную девятую пуговицу на сарафане", то о "сборную память")) Дивлюсь умению Даля передать народную речь на бумаге. Десятки страниц диалогов-монологов: то питерский дворник, то денщик, то извозчик. Совершенно живая речь, образная, выразительная, как будто с магнитофона писаная. Как это можно было запомнить и донести до письменного стола?
Ну на то он и Даль, талантище.

Сколько я ни слышала "Меж высоких хлебов затерялося..." (в исполнении Лидии Руслановой), всякий раз была какая-то непонятка со строчками: "...Ой, беда приключилася страшная - Мы такой не знавали вовек: Как у нас, голова бесшабашная, Застрелился чужой человек".
Застрелился молодой парень, приезжавший из года в год по весне в одну и ту же деревню поохотиться. Конечно, это горе. Но чтоб такая беда, что "не знавали вовек"? Не родня же? Не сосед.. - "чужой человек". Чужой человек ушёл добровольно из своей, чужой для деревенских, жизни - жаль его; но чтобы беда, какой "век не знавали"? А там ещё "горе горькое"..

Сейчас поняла.
Это же "хлебное дело" (есть такой рассказ Даля) - случай поживиться полицейско-судейским чиновникам. И уж такой-то хлебный, счастливый для себя, случай они не упускали: обдирали и без того "небогатое наше село".
Затаскают мужиков по допросам, запутают и того "свидетеля", который всего лишь "шёл-де мимо да не отворотил рыла" (с). Это сегодня свидетель, а завтра, не ровён час, и по этапу пойдёт.
А деревня-то ещё и кормить должна была понаехавших судейских.
В одном из рассказов Даль описывает уездного землемера, который едет межевать спорные мужицкие луга, только едет-то он обозом из пятнадцати подвод! На подводах мзда в виде мешков, кулей, сундуков - деревенские подарки. И, кроме того, "нахлебники", бомжеватого вида городской сброд: пьяненькие особи мужского и женского пола, и даже дети!

- ... наберёт нахлебников, они ему по целковому, что ли, платят в месяц, а он их всё лето и возит по губернии, и расставляет по квартирам, и кормит. (с)
Такой вот бизнес-проект. Наши современники-мздоимцы завистливо сосут палец.

Можно было и догадаться. У Некрасова дальше (а песня эта на стихи Некрасова): "... Догадались деньжонок собрать: Осмотрел его лекарь скорёхонько И велел где-нибудь закопать".